Previous Entry Share Next Entry
О волшебных рассказах Андрея Платонова
Elen Schurova - K Bogu
elen_schurova
В частности, я хочу целиком процитировать заметку Андрея Платонова "Душа мира", где писатель наглядно показывает, что всякая женщина есть та, кто рождает Сына, т.е. Богородица. Не просто физически рождает, как это делают животные, но рождает именно Сына, духовную личность. Платонов показывает, что всякая женщина, любая носит в себе евангельский свет.

Кстати, романы Андрея Платонова, Котлован и Чевенгур, мне дались тяжело, потому что при прочтении возникает ощущение невыносимой тяжести, и пронизывающие романы евангельские смыслы как будто насильственно профанируются, будто душу из живого человека подленьким ножечком выковыривают. Собственно, в сталинскую эпоху так и было, насильственная стройка без жизни и творчества, из-под железной пули.

Совсем иное — рассказы. Они пронизаны светом, невероятно глубокой любовью, надеждой вопреки окружающей действительности. "Потомки солнца", "Разноцветная бабочка" (легенда-метафора о святости материнства), "Прежде любившие" (о разлученных советской службой), "Серёга и я", "Такыр", "Антисексус" (очень актуальная для нас сегодня заметочка). И, конечно, "Душа мира" о женской сущности.

В заметке "Душа мира" меня поразило, что Сын есть чистая истинная МЫСЛЬ, т.е. Логос (из евангелия от Иоанна). И женщина в себе носит не просто материальное скопление молекул, но свет, плод Логоса, Сына. И Его рождает.



Душа мира

Женщина и мужчина – два лица одного существа – человека; ребенок же является их общей вечной надеждой.
Некому, кроме ребенка, передавать человеку свои мечты и стремления; некому отдать для конечного завершения свою великую обрывающуюся жизнь. Некому, кроме ребенка. И потому дитя – владыка человечества, ибо в жизни всегда господствует грядущая, ожидаемая, еще не рожденная чистая мысль, трепет которой мы чувствуем в груди, сила которой заставляет кипеть нашу жизнь.
Женщина осуществляет ребенка, своею кровью и плотью она питает человечество. Она сводит небо на землю, совершенствуя человека, поднимая его, очищая сменой поколений его горящую душу.
Если дитя – владыка мира, то женщина – мать этого владыки, и смысл ее существования – в сыне, своей радостной надежде, творимой сыном. Т. е. смысл ее жизни такой же, как и у всего человечества, – в будущем, в приближении родного и желаемого. И поэтому в женщине живет высшая форма человеческого сознания – сознание непригодности существующей вселенной, влюбленность в далекий образ совершенного существа – в сына, которого нет, но который будет, которого она уже носит в себе, зачатого совестью погибающего мира, виновного и кающегося.
Женщина перегоняет через свою кровь безобразие и ужас земли. Своею пламенной любовью, которую она и сама никогда не понимала и не ценила, своим никогда не утихающим сердцем она в вечном труде творчества тайно идущей жизни, в вечном рождении, в вечной страсти материнства – и в этом ее высшее сознание, сознание всеобщности своей жизни, сознание необходимости делать то, что уже делает, сознание ценности себя и окружающего – любовь.
Но что такое женщина? Она есть живое действенное воплощение сознания миром своего греха и преступности. Она есть его покаяние и жертва, его страдание и искупление. Кровавый крест пира со смеющейся, прекрасной жертвой. Это женщина, это ее тайное сокровенное существо. Она улыбается, истекая кровью, кричит от боли, когда рождает человека, а после любит без конца то, что ее мучило. Ее ребенок – высокий взлет ее нежной, творческой, сияющей души, проломленный путь в бесконечность, живая, теплая надежда, которую женщина держит в своих материнских ласковых руках.
Женщина – искупление безумия вселенной. Она – проснувшаяся совесть всего, что есть. И эта мука совести с судорожной страстью гонит и гонит все человечество вперед по пути к оправданию и искуплению. И в первом ряду человечества – его любовь и сердце – женщина, со стойкостью вождя пробивающаяся вперед, через горы греха и преступлений, с испуганными, наивными глазами ребенка, которые страшней всякого страха своей затаенной упорностью и неизменностью; перед этим взором улыбающейся матери отступает и бежит зверь.
Страсть тела, двигающего человека ближе к женщине, не то, что думают. Это не только наслаждение, но и молитва, тайный истинный труд жизни во имя надежды и возрождения, во имя пришествия света в страждущую распятую жизнь, во имя побед человека. Открытая нежность, живущая в приближении к женщине, – это прорыв каменных стен мировой косности и враждебности. Это величайший момент, когда всех черных змей земли накрывает лед смерти. В тишине засветившейся нежности матери-женщины погибают миры со своими солнцами. Восходит новый тихий свет единения и любви слившихся потоков всех жизней, всех просветившихся существ.
Безмолвие любви – последнее познание двух душ, что одно. И женщина знает, что мир и небо и она – одно, что она родила все, оттого у нее нет личности, оттого она такая неуловимая и непонятная, потому что отдалась всему, приобрела сердцем каждое дыхание.
Познав себя, женщина познала вселенную. Познав вселенную, она стала душой ее, возлюбленной мира, гордой гранитной надеждой. Она доведет страдающую жизнь до конца пути.
Женщина – тогда женщина, когда в ней живет вся совесть темного мира, его надежда стать совершенным, его смертная тоска.
Женщина тогда живет, когда желание муки и смерти в ней выше желания жизни. Ибо только смертью дышит, движется и зеленеет земля.
Не увидеть рай, а упасть мертвой у врат его – вот смысл женщины, а с нею и человечества.
Мыслитель Отто Вейнингер, вышедший из недр буржуазии, в своей книге «Пол и характер» проклял женщину. «Мужчина, представляющий собою олицетворение низости, стоит бесконечно выше наиболее возвышенной из женщин», – написал он и, развивая мысль, утверждал, что существование женщин – одна случайность и насмешка, и доказал это распространенностью сводничества среди женщин. Мужчинам Вейнингер отдал все, что отнял у женщины, но забыл, что если женщины – сводницы, то тогда мужчины – снохачи. Я бы мог опровергнуть его книгу от начала до конца, но сделаю это в другом месте. Нас эта книга интересует только как вопль погибающего, ибо, вынув душу из мира – женщину, Вейнингер зашатался и исчез в вихре безумия (он убил себя юношей). Прощение честному!
Революция дала в руки женщины все силы жизни, главенство над ее ростом и расцветом. Нет ничего в мире выше женщины, кроме ее ребенка. Это она знает и сама.
Ибо в конце концов женщина лишь подготовляет искупление вселенной. Свершит же это искупление ее дитя, рожденное совестью мира и кровью материнского сердца.
Да приблизится царство сына (будущего человечества) страдающей матери и засветится светом сына погибающая в муке родов душа ее.

...Андрей Платонов

От редакции: Несмотря на трудность усвоения мысли (не слога, а мысли, ибо слог прост) товарища Платонова и некоторую сложность взглядов его на роль женщины в будущем и в революции, – редакция находит возможным дать данной статье рабочего Платонова место на страницах своей крестьянской газеты, ибо крестьянину, смотрящему на женщину как на доходную статью своего хозяйства, статья эта будет поучительна.

("Сложность взглядов" я здесь не заметила, это сложно только для бездушных, тех, кто не знает Евангелия).

?

Log in

No account? Create an account